Биография

«Мне посчастливилось родиться в необыкновенно разносторонней семье. Отец – Иван Горин, искусствовед, художник, реставратор, создатель всемирно известного Государственного научно-исследовательского института реставрации, крупнейший специалист в области экспертизы художественных произведений, знаток искусства с тончайшей интуицией. Мать – Людмила Горина, историк, профессор Московского государственного университета, автор многих книг по истории славян, имеет титул «женщина века», присужденный Оксфордским биографическим центром. Эти титулы и заслуги случились потом, а когда я родилась, родители, студенты МГУ, только начинали свой путь. Поэтому главным моим воспитателем была нянька, сестра моего дедушки, Наталья Ивановна Щербакова, неграмотная крестьянка из-под города Егорьевска. Она не умела читать, но сказок, которые она знала, хватило бы на большую библиотеку. Дедушка – Василий Иванович Горлов, человек невероятной доброты, всю жизнь проработал в Министерстве цветной металлургии, был начальником главка «Цветметзолото» и во время Великой Отечественной войны перевозил на Урал военные заводы… Бабушка Мария Алексеевна, потомок разорившегося дворянского рода Леоновых, непосредственно детьми и внуками почти не занималась, но зато замечательно пекла пироги и варила варенье по рецептам, сохраненным чуть ли не со времен Ивана Грозного. Самое большое теплое воспоминание – залезть вечером к папе на колени и смотреть, как раскрывать икону из-под записи. Видеть, как из-под черноты начинают сиять лазурь и киноварь, учиться снимать записи и восстанавливать утраченные фрагменты живописи. Лет в 7-8 мне приснился первый цветной сон: большая зеленая поляна, заросшая ярко-алыми маками. С этого момента я стала пытаться нарисовать то, что вижу и чувствую. Года через 2-3 отец, посмотрев очередную картину, спросил: «Хочешь учиться живописи?» Это было неожиданно, и я ответила: «Не знаю, наверное, хочу». Тогда папа озадачил меня еще больше: «А ты понимаешь, что это на всю жизнь? Будешь ли ты это делать?» Я почему-то испугалась, но представить себе «всю жизнь» не смогла и, подумав, ответила: «Буду». На тот момент я, кроме картинок, писала еще стихи и рассказы, и если бы мать спросила меня так же строго, как отец, еще неизвестно, чем бы я сейчас занималась. Но она не спросила, и через год я поступила в МСХШ. Это была совсем особая жизнь. В школу не надо было ходить в форме. В автобусе надо было ехать с этюдником. Завтракать можно в школе, а можно перейти дорогу и поесть в буфете Третьяковской галереи. В оставшиеся минуты забежать в какой-нибудь из любимых залов. Пристрастия менялись – в разные годы это были залы Врубеля, Иванова, иконописи, Серова, Ге, Брюллова. Иногда хотелось Куинджи, иногда – Левицкого и Рокотова. Но в течение семи лет они всегда были рядом… Не знаю, чего хотели от нас наши учителя… Нас ругали гораздо чаще, чем хвалили. От нас требовали быть художниками, и в то же время строжайше соблюдать академическую школу и работать везде и всегда, и никогда не быть довольными собой. И потом – трепетная передача выросших «личинок» в Суриковский институт. Думаю, наши учителя переживали за нас больше, чем мы за себя. Наш выпуск 1973 года поступил в МГХИ почти полностью: Ольга Карелиц, Татьяна Ломакина, Дмитрий Тугаринов, Дмитрий Крылов, Татьяна Файдыш, Наталья Толстая… Можно назвать еще много имен. Я поступила на факультет графики. Почему-то живопись казалась мне более «глупым» искусством. А может, сыграли свою роль любовь к литературе, интеллектуальным изыскам и момент моды. Полный восторг! Как бы сейчас сказали, «крышу сносит»: хочешь офорт – пожалуйста, Михаил Николаевич Алексич расскажет и покажет все, что знает; хочешь литографию – Николай Львович Воронков посмотрит, что тебя интересует и посоветует, как с этим разобраться. Кибрик, Пономарев, Успенский – учись, спрашивай – тебе дают все, что можешь взять. История искусств – Алпатов, Дунаев – от начала времен до неразрешенного авангарда и подлинников Митрохина в руках… Шесть институтских лет не были замкнуты сами в себе. Каждое лето отец или брал меня с собой в реставрационные поездки по храмам России, или «сватал» меня художником в археологические и этнографические экспедиции. И то, и другое, и третье дало мне неоценимый опыт и результаты, сказавшиеся потом. Конкретное знакомство с реставрацией храмовой живописи дало мне не только знание технологии иконописи и фрески, но и иконописного канона древнерусского искусства разных веков… Институт я закончила с «красным» дипломом. Мне не было трудно учиться… …Дрезденская галерея. Странное это было впечатление: залы немецкой живописи, залы малых голландцев – это все меньше, чем в Эрмитаже. А потом – зал Сандро Боттичелли. А еще потом – «Сикстинская мадонна». Я всегда была уверена в существовании Творца. Меня не крестили в детстве. На репродукциях Сикстинская мадонна производила на меня впечатление конфетной коробки. Когда я ее увидела, никаких сомнений в том, что Бог есть, больше не осталось. Человек сам написать такое не может. Рука Божия видна так сильно, что уйти от этого нельзя. Такое сочетание красного с синим под силу только Творцу. Впечатление, полученное в Дрезденской галерее, осталось над моей жизнью и творческой деятельностью навсегда… Во второй половине 1980-х годов социальное напряжение в обществе стало настойчиво проникать в работы. Остроэкспрессивная графика нравилась очень многим художникам и искусствоведам. Но в какой-то момент я вдруг поняла, что занимаюсь размножением зла. Поясню: художник сбрасывает на холст или бумагу негативную эмоцию. Он от нее избавился, а с его работы зрители этот негатив получили, – тем самым зла стало больше. Поняв это, я запретила себе изображать зло или «чернуху», как теперь говорят. И совершенно не могу видеть это у других художников. Хотя зло писать чрезвычайно легко – оно само лезет на холсты. Написать свет, не впадая в «сладкие слюни», гораздо сложнее… Живопись для меня – это образ жизни. Тому, что вижу и чувствую, я пытаюсь найти адекватный способ изображения. Я не ставлю себя в жесткие рамки каких-либо определенных направлений, течений, задач. Стараюсь слушать свою душу и делать то, что в данный момент просится. Бывает, внутри тебя возникает пластический или красочный образ, которому еще нет словесного определения, или вообще нет подобия в зримом мире. Иногда эти образы столь настойчивы, что их просто невозможно не реализовать… Сказать, что моя жизнь – сплошное благополучие, я не могу. Так же, как у многих художников, заработок нестабилен и непредсказуем. Ситуация «то густо, то пусто» знакома большинству из нас. И чаще бывает «пусто». Большая часть заработка уходит на покупку холста и красок. «Последние 3 рубля» чаще шли на покупку масла художественного, а не сливочного. Но и здесь меня поддерживали близкие… Я очень счастливый человек. День за днем, год за годом делаю то, что просит моя душа, и то, что я делаю, оказывается еще кому-то нужным. Картины с выставок покупали коллекционеры, музеи и просто зрители, и теперь мои работы живут в музеях и частных собраниях множества стран мира в Европе, Азии и Америке… Наша семья вся пропитана творчеством. Точнее, она построена на творчестве. Создание чего-либо – всегда главное для всех членов семьи, и любое действие, направленное к добру, всегда будет поддержано. Таким был мой отец, такой мой муж, и такой же выросла наша дочь Мария… Теперь наша дочь – архитектор-дизайнер, и, надеюсь, что ее творческая судьба будет успешной. Наверное, наша семья связана какой-то определенной творческой задачей – так пересекаются наши действия. У нас часто возникает потребность в совместном творчестве или в синтезе творческих устремлений… У меня есть ещё увлечение, или «направление творчества» – я очень люблю землю и то, что на ней растет. У нас есть небольшой сад, заложенный еще дедушкой и бабушкой. Получив сад в свои руки, я занялась «живописью на клумбах». Подобрать цветы так, чтобы они все лето, сменяя друг друга, составляли гармоническую цветовую картину – вот уже 25 лет я могу позволить себе такое счастье. Растение, за которым немножко поухаживали, такой сторицей воздает вам за заботу, что трудно сравнить это удовольствие с чем-то еще, ну разве что с радостью от получившейся картины. Сад для меня это тоже холст».

Из статьи: «Женщины-художники Москвы. Путь в искусстве. Елена Горина». «ДИ», Москва, 2005

Член Московского союза художников, Союза художников России. С 1978 года постоянный участник московских, республиканских, всесоюзных, международных и зарубежных выставок. 18 персональных выставок (Россия, Голландия, Италия, США).

Награждена Дипломом и Серебряной медалью Российской академии художеств, лауреат премии им. В. А. Ватагина. Работы находятся в коллекциях Дрезденской галереи, Florida International museum (США), Cite des Art (Франция), в Фонде славянской культуры (Голландия), Музее современного искусства в Москве, в Государственном центральном театральном музее имени А. А. Бахрушина, в собрании Калужского музея изобразительных искусств, музее «Новый Иерусалим», в коллекциях МК РФ и дирекции выставок Союза художников, а также в частных коллекциях множества стран мира в Европе, Азии и Америке.

Монументальные работы: Роспись зала Florida International museum (США) для выставки «Сокровища царей» из музеев Московского Кремля(1994 г.), Роспись храма Святителя и Чудотворца Николая в г. Сочи-Лазаревское (2001 г.). Керамическая икона «Успение Пресвятой Богородицы» для наружного убранства храма Успения Пресвятой Богородицы в селе Старые Кузьмёнки Московской области (2013).

Выставки в галерее Назарова

Горина Елена
Мой сад (живопись)
Март 2018

Даты жизни и творчества

1954
Елена Ивановна Горина родилась в Москве
1973
Окончила Окончила Московский художественный академический лицей
1979
Окончила Московский государственный художественный институт им. В. И. Сурикова
Больше о нас в соцсетях и сообщестивах:

В нашей галерее выставляются

Акритас Альбина
Аршакуни Завен
Басыров Гариф
Васнецов Андрей
Гадаев Лазарь
Глебова Наталия
Горина Елена
Дворянчиков Вилен
Дервиз Григорий
Дик Пётр
Добров Матвей
Затуловская Ирина
Захарова Наталья
Королев Виктор
Красильникова Мария
Кузнецова Валентина
Куцевич Валентина
Лаврова Ирина
Ларин Юрий
Литвин Инна
Любавин Анатолий
Маврина Татьяна
Марц Ирина
Митурич-Хлебников Май
Московская ксилография и линогравюра
Пчельников Игорь
Сальников Евгений
Сорокин Виктор
Сорочкин Александр
Старженецкая Ирина
Толстая Татьяна
Урядова Наталья
Шаховской Дмитрий

+7 (4742) 271 282

nazarov.gallery@mail.ru

Пн - Вт: выходной
Ср - Сб: 11:00 - 19:00
Вс: 11:00 - 16:00

2015 © Галерея Назарова. Липецк

Скачать логотип галереи

Дизайн и кодинг: Сергеев АндрейБаг!